"Каратэ - это жизнь!"

Интервью с главным тренером школы сетокан каратэ-до «Самурай» Виталием Елиным.

Еще 10-20 лет назад многие виды спорта в нашем крае находились в разряде малодоступных. Сегодня крупные серьезные спортивные секции появились там, где еще недавно были небольшие клубы, созданные усилиями маленькой кучки энтузиастов. Карате не является исключением. Пережив запреты и гонения, сегодня этот вид боевого искусства находится на волне популярности, когда чуть ли не каждый второй ребенок мечтает стать бесстрашным каратистом.

О том, почему сегодня нужно идти в каратэ, рассказал главный тренер школы сетокан каратэ-до «Самурай» Виталий ЕЛИН.

Школа сетокан каратэ-до «Самурай» (фото с vk.com)
По его мнению, каратэ — это не просто тренировки, это жизнь, смысл которой заключается в воспитании и развитии целостной личности.

— Виталий Геннадьевич, когда в Забайкалье появилась школа «Самурай»?

— В 1999 году. Ее основал мой учитель Константин Юрцев. Потом в силу жизненных обстоятельств и перехода на новую работу он оставил тренерскую деятельность, и клуб перешел ко мне.

— Ведёте статистику, сколько было выпускников за годы работы школы?

— Достаточно много. Из них черных поясов только я выпустил уже порядка 15. Но всех очень сложно сосчитать. Сегодня в школе занимаются более 60 учеников.

— Черный пояс говорит об окончании обучения?

Школа сетокан каратэ-до «Самурай» (фото с vk.com)
— Черный пояс — это первая ступень, после которой в карате мастерство только начинается. Мне кажется, что привычка выстраивать градацию есть в нашем менталитете. Человек окончил школу — ему дали аттестат, окончил институт — получил диплом, но черный пояс — это не диплом об окончании школы каратэ, это одна из ступеней квалификации. И первый дан, который человек получает с черным поясом, это лишь начало его мастерства.

— Есть предел?

— Нет.

— А максимальный дан?

— 10-й дан, но он является почетным.

— Говорят, в России невозможно получить максимальный дан.

Школа сетокан каратэ-до «Самурай» (фото с vk.com)
— В России — нет, лишь у Владимира Владимировича есть почетный дан, который он получил во время одной из поездок в Японию.

— Расскажите о достижениях ваших воспитанников.

— У моей дочери Виктории уже 3-й дан, это пока максимальный результат среди воспитанников школы «Самурай». Также у еще одного ученика есть 2-й дан.

— Сколько примерно нужно лет, чтобы дорасти до 5-6-го дана?

— Трудно сказать, если говорить о сроках, то это дело далеко не одного года. Перед получением нового дана идут экзамены. Это достаточно долгий промежуток времени, не один и не два года, это точно. При должном старании черный пояс можно получить и за четыре года, а на достижение пятого, шестого дана и выше может уйти вся жизнь. Главное — четко распределять свое время. При желании и умении можно одновременно и учиться, и работать, и тренироваться. Знаю по себе.

— Можно сказать, пришел в каратэ, остался в нем на всю жизнь?

— Да, так и есть. Каратэ к этому и располагает. Пока дети маленькие, их часто приводят с какими-то мечтами, нереализованными амбициями, с желанием достичь чемпионства. Но спортивная составляющая каратэ — это лишь небольшая вершина айсберга.

— Почему Вы решили заняться тренерской деятельностью?

— Я начинал тренироваться еще в школе, но потом бросил, позже вернулся в институте в 1997 году. Возобновил тренировки с большим энтузиазмом — мне очень нравилось и хотелось наверстать упущенные годы. Как-то раз меня просили помочь в тренировке, что доставило огромное удовольствие. Позже доверили группу начинающих. Но из-за работы тогда мне пришлось оставить своих первых воспитанников. Я дотренировал ребят только до первого коричневого пояса. Передал их другому тренеру, а они у него не смогли заниматься. Потренировались несколько месяцев и ушли, больше не вернувшись. Меня это тогда немного покоробило. После рождения моей дочери Вики я вернулся и остался.

— Считаете, что нашли свое призвание?

— Да, считаю. Хотя, конечно, тоже хочется иногда все бросить.

— Но, думая о детях, остаетесь…

— Да, так и есть. Были предложения уехать в другой город, заняться другой деятельностью. Но на это я всегда отвечаю, что у меня есть школа, дети, я их бросить и предать не могу.

— Сколько лет вашим воспитанникам сегодня?

— Сегодня реальность такова, что в каратэ идут самые маленькие, в возрасте 5-7 лет. Это сильно заметно на соревнованиях, где выступает очень много детей до 12 лет, чуть меньше — детей 13-14 лет, еще меньше — 15-16 лет, старше 18-летних практически единицы. Если сравнить с теми же 90-ми годами, когда я начинал заниматься, тогда преобладали взрослые. В секциях каратэ было даже ограничение по возрасту. Маленьких детей не брали — только с 15-16 лет.

— С годами, получается, изменилось отношение к каратэ. Раньше это был более взрослый вид спорта, сегодня — детский?

— Конечно, отношение к каратэ меняется. В Советском Союзе каратэ вообще было под запретом. И только в конце 80-х оно вернулось в официальное русло. По моему мнению, тогда каратэ было другое, более искреннее, больше было ярких личностей, люди жили каратэ. Сегодня все иначе. Что у нас?  ММА  ???????, смешанные единоборства, они популярны у наиболее взрослой части людей, именно секции ММА сегодня на плаву и хорошем подъеме. Но ММА — это коммерческий проект, это не боевое искусство, это правило соревнований.

Мое мнение, что человек должен прийти в ММА, пройдя определенную школу, и неважно какую — школу каратэ, бокса или борьбы. Стань мастером в этом виде спорта, а потом участвуй в смешанных единоборствах. Сейчас готовят наоборот.

Однако хочется заметить, что многие взрослые родители, которые боготворят бойцов ММА, может быть, сами занимаются смешанными единоборствами, сначала приводят своих детей в секции каратэ. Наверное, это понимание лежит на генетическом уровне памяти или просто у всех на слуху, что каратэ для детей лучше. Это и дисциплина, и гибкость, и техника и многие другие факторы.

— Что для Вас в каратэ является ценным, а что бы Вы подвергли критике?

— Сложный вопрос, что подвергнуть критике, не могу сказать.

— Возможно, какие-то учения, правила, предложения, которые уже неактуальны, или, может, что-то стоит добавить в современное каратэ…

— Каратэ — традиционно. Это равносильно спросить, что бы вы добавили в концерт классической музыки или игру на фортепиано, можно ли ногу закинуть на клавиши? Есть традиции. Изучая каратэ, если человек занимается правильно и не ограничен какими-то рамками, он будет дополнительно изучать и другие боевые искусства. Ему будут интересны и борьба, и бокс. Это естественно, и на каком-то отрезке жизни это должно быть, я считаю.

Конечно, в каратэ есть определенная статичность. Например, в правилах соревнований в сетокан идет ограниченный контакт, но это понятие довольно условно при условии очень размытых весовых категорий, когда могут выступать спортсмены с разницей порядка десяти килограммов, где любой пропущенный удар приведет к травме. Сейчас используются минимальные средства защиты, раньше этого не было. Поединки проводились голыми руками.

— Сегодня много стилей и школ каратэ, что более популярно в Чите?

— В Чите распространен киокушинкай и сетокан-каратэ. Есть еще отделения кудо. Это три разные школы.

— Случалось так, что на соревнованиях спортсмены из разных школ встречались в одном поединке?

— Сейчас  фактически нет. Сегодня проводятся только стилевые соревнования. Мы готовим к выступлениям чисто по сетокан-каратэ. Бойцы киокушинкая готовятся по своим правилам. Но если вернуться на 10-20 лет назад, такие поединки проходили, и довольно часто. Встречались на соревнованиях клубами, представителями разных школ и стилей. Тогда разрабатывались общие правила для спортсменов, и все дрались в полный контакт. Например, могу вспомнить соревнования по армейскому рукопашному бою. Очень сильный турнир на кубок налоговой полиции. Это был юношеский турнир, на котором выступали спортсмены до 17 лет. Тогда собрались вообще все, кто мог: боксеры, борцы, рукопашники, каратисты, ушуисты, все-все. И это были очень хорошие соревнования.

— Сегодня не хватает таких соревнований?

— Да, считаю, что не хватает.

— Недавно прошли соревнования во всестилевому каратэ. Почему нельзя было устроить поединки между спортсменами разных школ?

— Такое не могло случиться. Они выступали в разных видах программы. Федерация по всестилевому каратэ была создана для того, чтобы каратэ стало частью спорта. Сегодня существует федерация WKF спортивного каратэ, она аккредитована и входит в олимпийскую систему, но при этом за бортом осталось несколько крупных направлений, которые по разным причинам не могут получить аккредитацию. Допустим, федерация сетокан-каратэ. Тут очень много организаций. Мы представляем организацию SKI Хирокадзу Канадзавы. Есть организации JKA, есть WSKF, есть карате ISKF, есть фудокан, их очень много. То же самое в киокушинкай-каратэ.

— Проблема во множестве организаций, а если всех подогнать под одну систему?

— Это невозможно. Под одной системой это будет ММА, рукопашный бой, который объединяет ударную, бросковую технику. Смотрите, в сетокан разрешены удары в голову, в киокушинкае удары в голову запрещены. Но там разрешены удары по ногам – лоу кик, в сетокане, наоборот, они запрещены. В сетокане удар должен идти с отрывом, в киокушинкае – в полный контакт. Много различий. И таких бойцов невозможно выставить друг против друга. Один будет биться по правилам киокушинкай, другой — по правилам сетокан. И они не смогут биться в одинаковых условиях. Тут требуются усредненные правила, но этого сегодня нет.

— Что самое важное в каратэ?

— По моему мнению, один из основных принципов каратэ — это, в первую очередь, искренность в своих делах и поступках. Этому мы и учим. Что такое основной принцип в каратэ — с максимальной силой и максимальной скоростью ударить в определенную точку, направить все свои усилия для достижения одной цели. В этом и есть главный смысл — искренность в том, что ты делаешь, в каждом своем решении и занятии. Все это и воспитывает каратэ. Либо ты занимаешься искренне, либо сам себя обманываешь. Многие дети ленятся на тренировках, как сегодня модно говорить, халявят. Делают упражнения спустя рукава, допустим, отжаться 20 раз. Пока смотрю — отжимается, как только отвернусь — лег, лежит. У кого он ворует? Только сам у себя. Как объяснить, что ты сегодня отжался плохо, а через месяц выступил плохо на соревнованиях? Получается, ты соврал не мне, а сам себе. Я добиваюсь того, чтобы дети были, в первую очередь, честными перед собой. И тут речь должна идти не только о тренировках, а обо всей жизни. Как ты становишься профессионалом? Когда не обманываешь себя и усердно трудишься. Только честность перед собой и своими принципами сделает тебя настоящим мастером, профессионалом своего дела.

— Слышала, что в каратэ нужно отсеивать тех спортсменов, у которых нет успехов. Согласны?

— Абсолютно нет. Станет ребенок чемпионом или нет, это дело второстепенное. В первую очередь, он научится хотя бы элементарно постоять за себя. В каратэ он становится более уверенным, учится правильно сжимать кулаки, осваивает принципы самообороны. И это главное. А спорт — явление преходящее. Сегодня ты спортсмен, завтра уже нет. Но каратэ ты все равно можешь продолжать заниматься.

— Делите детей на плохих и хороших, перспективных и не очень?

— Бывает, конечно, что дети не слушаются, но в итоге во время тренировок, бесед, поездок на соревнования, в лагеря я вижу, как они исправляются. Все люди разные, есть с положительной энергетикой, есть с отрицательной. Бывают непослушные, трусоватые, ленивые, слабоватые, но год-два проходит, и я вижу изменения. У меня много примеров, когда на моих глазах дети действительно вырастали. Пусть он не станет никогда великим чемпионом, но то, что он внутренне изменился, это дорогого стоит.

— Есть ли конкретные правила, ограничения в школе «Самурай», которые воспитанники не должны нарушать?

— Такие правила есть, но до крайности — исключения — еще ни разу не доходило. Естественно, мы всегда объясняем, что каратэ используется для самообороны, они не должны применять свое умение из нехороших побуждений — отбирать деньги у школьников, например.

— А когда Вы видите потенциал у спортсменов из другой школы, приглашаете таких к себе?

— Нет, это неэтично с любой точки зрения. Зато были такие моменты, когда моих учеников приглашали, они подходили ко мне со словами: «Виталий Геннадьевич, нас тут зовут, аж неприятно».

— Воспитываете верность школе и учителю?

— Конечно, патриотизм, верность тренеру это в любом случае должно быть.

— Вы время от времени выезжаете на встречи с представителями японской школы. Как часто они проводятся?

- В прошлом году мы посетили семинары с мастерами японских школ два раза. Первый — в феврале в Чите, второй — в декабре в Улан-Удэ. Где-то в среднем раз-два в год.

— Оцените важность таких встреч.

— Это неоценимо. В первую очередь, оттого, что мы видим первоисточник. Такие встречи иногда меняют взгляды на какие-то вещи, помогают исправить ошибки. И дети это видят. То, что показывают японские мастера,  это визуализация, практика и большой обмен опытом.

— Что можно взять в каратэ для школьного или семейного воспитания?

— Это всеобщие человеческие принципы, они везде одинаковы. Я не думаю, что микроклимат в семье, школе или на тренировках должен глобально отличаться. Если ты на тренировках не должен материться, баловаться и биться головой об стену, то почему ты должен это делать в школе или дома? В этом и заключается смысл воспитания в каратэ — быть не многоликим, а цельной личностью всегда. Если ты решительный и смелый на тренировке, ты не можешь быть слабым и забитым в школе, а дома тоже другим.

— Что нужно для того, чтобы начать заниматься каратэ?

— Только желание.

— Никаких физических ограничений нет?

— Нет, должно быть только желание.

— В одном из интервью японский мастер Масао Кагава говорил о том, что сегодня Япония потеряла лидерство в каратэ в пользу других стран, в частности, Турции, Египта, Сербии.

 

— Это речь идет о спортивном карате WKF, входящим в олимпийскую систему. WKF -каратэ — это спорт-каратэ, которое сегодня очень хорошо развито. Но в целом каратэ — это не спорт, спорт — это лишь небольшая верхушка.

К слову, спортивные школы тренируются в совершенно другом режиме. Ко мне ребенок приходит три раза в неделю на два часа. Мне нужно, чтобы он был растянутый, умел делать ката, драться, у него был сильный удар. Все это необходимо постараться запихнуть в эти несколько часов занятий. В спортивных школах дети заняты практически все время.

Если совсем вернуться к истокам, то изначально у традиционного каратэ, как боевого искусства, был совершенно другой принцип — убить человека одним ударом.

— Готовы тренировать такого спортсмена?

— Я думаю, что у меня нет ни моральных, ни этических прав на это. Как я могу научить ребенка убивать?

— Какая тогда цель у школы?

— Воспитать хорошего человека.

— Соревнования и победы второстепенны?

— Мне кажется, да. Конечно, хочется, чтобы дети ездили и выступали. Потому что в этом тоже заключается развитие. Если сидеть и партизанить в своем зале, не высовывая носа, это ни к чему хорошему не приведет. Это получится сектантство какое-то. Мы открыты и честны перед всеми. Вот наше каратэ — все честно, мы пришли и показали все, что можем.

— Были ли в Забайкалье воспитанники школ каратэ, которые серьезно уходили в спорт?

— Не припомню такого.

— Есть шансы? Или все же каратэ лучше оставить для собственного личностного роста, а не для спортивных амбиций?

— Соревновательный аспект в любом случае нужен, особенно в молодом возрасте. Пока ребенок маленький — это необходимо, он должен себя пробовать. Надо пробовать, встречаться, как это было раньше, знать силы и слабости разных стилей. Все приходит с опытом.

— Какие соревнования у ваших воспитанников были самыми звездными?

— Много было. Ездили в Киев на кубок мира в 2011 году. Также неоднократно были на чемпионатах России. И никогда не возвращались без медалей. Сейчас готовимся к всероссийским играм в Астрахани, куда ездим с 2012 года.

— Каким Вы видите будущее каратэ Забайкальского края?

— Тут вопрос, каким будет будущее Забайкальского края вообще. На самом деле у нас очень много талантливых ребят. В любом виде спорта, не только в каратэ. Но каким будет итог всего этого, не знаю.

— Не хватает поддержки?

— Очень не хватает. Географическая удаленность играет с нами очень плохую шутку, плюс депрессивность региона, помощи вообще ни от кого нет.

— Также многие спортсмены уезжают в другие регионы.

— Да, отток большой. Об этом речь и идет. Черный пояс многие получают уже в более старшем школьном возрасте — ближе в выпускному, а потом уезжают учиться в другие города.

— Что может изменить ситуацию? Неужели только финансовый аспект?

— Глобальный вопрос. Все равно все будет держаться на энтузиастах и патриотах своей малой родины в любом случае. Такие люди всегда найдутся. Уйду я, придет кто-то другой. Свято место пусто не бывает. Не может быть, чтобы все хотели уехать.

— Спасибо за интервью.

Справка:

«Дан»  в переводе с японского — «уровень». С каждым новым разрядом дан  число уровня увеличивается. Обычно первый дан требует, чтобы ученик затратил на обучение минимум три года, в некоторых школах требуется больше — семь лет. Второй дан обычно дают спустя несколько лет после первого, если человек достаточно тренировался и существенно повысил свой уровень мастерства. Третий дан даётся после четырёх лет тренировок после получения второго дана. Но разные школы имеют различные критерии для того, чтобы получить эти разряды.



Анастасия ДРЁМОВА




05.07.2017

 
 

Август

2017

  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс

Новости

архив новостей