Есть в осени превоначальной...

...короткая, но дивная пора – «Вишняковские чтения».

Михаил Вишняков (фото Максима Стефановича)
Вот уже седьмой год подряд в рамках забайкальского праздника литературы в библиотеке имени Граубина и на других площадках собираются поклонники творчества Михаила Вишнякова и других авторов нашей щедрой на таланты земли. Читают стихи, разбирают скрытые смыслы поэтического слова и даже… едят арбузы!

Нынешние чтения открылись литературной гостиной «Отечество. Народ. Служенье долгу. Потребность в правде. Жажда красоты...» – эти темы прослеживаются чуть не в каждом произведении Михаила Евсеевича.


Гостей – литературоведов, писателей, преподавателей, студентов, школьников, обычных читателей библиотеки – принимала Людмила Камедина, доктор культурологии, профессор кафедры литературы ЗабГУ. Библиотека имени Граубина (спасибо директору Александре Золотухиной) славится домашней дружеской атмосферой, которая передаётся и проходящим под её крышей мероприятиям. Вот и на этот раз, несмотря на то, что вопросы поднимались «высокие», непростые (любовь к Отечеству, роль поэта в нём, правда в творчестве Вишнякова, параллели с современностью, народ и личность), участникам предлагалось право высказаться, а то и отстоять свою точку зрения, возможно, отличную от других. Прочтение поэта сугубо индивидуально, а Вишнякова читать – не перечитать.

Так, любопытный разбор символики в творчестве поэта произвела кандидат филологических наук ЗабГУ Олеся Баранова: образ колодца – символ памяти, возвращения и начала, встречи прошлого и настоящего, образ стрелы как связь времён, обратной лодки (символа памяти); женьшеня – как способа, сохраняя корни и историю, сберечь идентичность нации, её силу... Всё это позволяет «вылепить», выявить образ народа, из которого поэт, писатель, переводчик Вишняков вышел, за который болел душой, предвидя: «Допивается чаша славянства...».

Что, казалось бы, может отдельная личность, даже такая, как в России признанный поэт, поделать в этой связи? Оказывается, немало. Всякая личность, был уверен он, ответственна за судьбу народа. И чем талантливее человек – тем больше ответственность.



В последних интервью признавался: раньше был уверен, что поэт должен вести народ, а с годами пришёл к выводу: кто поймёт – тот пойдёт, главная же задача служителей муз – сберечь родную речь, ритм, интонации, мелодику русского языка. «А прислушайтесь к интонации современных средств массовой информации – она же чужеродна!» –  обратила внимание на актуальность проблемы Людмила Камедина. 

Что делать? Читать Вишнякова. Его слово и сегодня не в бровь, а в глаз.

«Чита – не место жительство людей, /А тайный полигон для выживанья», – не смягчал он красок, устав от «бетона площадей». Даже в личных письмах, которые сегодня стали достоянием общественности (опубликованы в «Слове Забайкалья») документировал действительность  для потомков – в 1986 году писал другу, что Забайкалье сгорело процентов на 60, и всем на всё наплевать... (на правду в творчестве акцентировала внимание литературовед, руководитель литературной студии в ЗабГУ Нина Нагибина).

Но жажда красоты, необходимой, как воздух, зародилась  ещё в детстве, расцвечивала тревоги, помогала жить и творить – совсем, как свеча у старообрядческой иконы (уклад предков сыграл огромную роль в становлении поэта). Мать Вишнякова погибла, когда он был ещё совсем мальчиком, и нехватка материнской любви заставляла душу ребёнка искать гармонию вовне. Трепетны и прекрасны его образы женщины-матери, женщины-любимой. Чуткая душа отзывалась на красоту природы, и та же гармония присуща мелодике его стихов. Тему красоты в творчестве Вишнякова раскрыла дочь поэта – Ия Толстова-Вишнякова. 

О поэте, друге, общественном деятеле рассказал соратник по перу Михаила Евсеевича Вячеслав Вьюнов.


В выходной, 11 сентября, литературная гостиная раскинулась уже не под гостеприимными сводами библиотеки, а на берегу Ингоды – в местечке Сухотино, где поэт любил с семьёй провожать лето. «С погодой Михаил Евсеевич договорился!» – шутили участники, радуясь ласковому солнцу, редкому нынешней осенью. 

Полянка под надёжным укрытием древних скал стала сценой для маститых и начинающих авторов. Украсили праздник актёр драматического театра Евгений Нимаев, ребята из студии «Лицедеи» и другие поклонники вишняковского и просто поэтического слова. 

– Пусть в этот раз народу было не так много, как ожидалось, но зато все собрались по велению души, – поблагодарили гостей дочери поэта Ия Михайловна и Елена Михайловна. Арбуз – перешедший из семейной традиции в литературную – конечно же, тоже был. 




Елена Сластина,

«Читинское обозрение»


16.09.2016

 
 

Новости

архив новостей